ИСТОРИЯ ГОРОДА

13 тайн дворца Потемкина: Необычная история необыкновенной резиденции

Судьба распорядилась так, что первым заложенным зданием в Екатеринославе стал Преображенский собор, а первым построенным – Потемкинский дворец. Резиденция князя Потемкина, которого Екатерина II наградила полномочиями генерал-губернатора, а фактически некоронованного короля южных земель. Обустройство дворца с парком началось одновременно с проектированием Екатеринослава и едва ли не раньше реального городского строительства. Потемкин вроде бы не успел побывать в своем дворце – умер в бессарабской степи. После этого здание не однажды перестраивалось, его успешно использовали дворяне, рабочие, студенты. Дворец пережил на своем веку немало потрясений, сменил многих владельцев и несколько раз менял внешний вид. История первого здания Екатеринослава, как и всего раннего города, очень запутанна, и далеко не так понятна, как кажется на первый взгляд.

Каноническая история «Потемкинского дома»

Многие путеводители и исторические исследования сообщают: Потемкинский дворец – старейшее каменное здание Днепропетровска. Сейчас здесь – Дворец культуры студентов Днепропетровского национального университета. В 1787 – 1789 гг. приглашенный из Петербурга любимый зодчий Потемкина – Иван Старов – построил на почти еще пустом екатеринославском холме великолепный дворец в стиле классицизма. Дворец быстро пришел в запустение после смерти владельца, полвека стоял в руинах, потом был восстановлен как дом дворянских собраний. После революции стал домом отдыха рабочих имени Ильича, разрушен во время войны, восстановлен… Вот, в общем-то и все. Разве что иногда где-нибудь промелькнет информация о загадочных подземных ходах под дворцом. И все.

Что было первым – фантазии Потемкина или указ Екатерины II?

Перипетии истории и значения дворца можно понять только исходя из особенностей появления Екатеринослава. Вначале был… указ Екатерины II об основании Екатеринослава на правом берегу Днепра 22 января 1784 г. Хотя на самом деле истинным вдохновителем грандиозного предприятия под названием “новый город Екатеринослав” был морганатический муж и соправитель императрицы князь Потемкин. В это время он уже негласный «вице-король Юга», видевший себя демиургом, «устроителем» новых территории России. Пока еще, правда, без приставки «Таврический» (он получит ее после южного путешествия Екатерины 1787 г., во время которого Екатеринослав был фактически основан). Князь был всецело уверен в необходимости очередной урбанистической попытки после очевидной неудачи с основанием Екатеринослава на Кильчени. Потемкин сам придумал концепцию нового города, горделиво возвышавшегося на горе в месте, где река Днепр причудливо, почти на 90 градусов поворачивает на Юг, с прямыми улицами и величественными строениями «во вкусе греческих и римских зданий».

13 августа 1785 г. Екатерина издала указ Потемкину об Екатеринославе: «соизволяем чтоб вы приказали зделать план строениям того города и оный Нам представили». Потемкин «приказал зделать» и представил. Показательный факт: уже в первом примерном варианте генерального плана города (1784 – 1785 гг.) контуры застройки только намечены, еще не выделен даже собор, но уже обозначен «Дворец Его Светлости». Дворец по плану удивительно напоминает нынешнее здание, только стоит в совершенно другом месте – в районе современного Нагорного рынка.

Если анализировать ранние планы Екатеринослава, можно четко заметить – менялась композиция города, но на каждом плане постоянно присутствуют два узловых объекта – кафедральный Преображенский собор и «дом Его Светлости», иначе «дом генерал-губернаторской». Таково было желание Светлейшего, препятствовать которому Екатерина не желала, а может быть, и не могла. Потому что знала – главным двигателем строительства города был он, Потемкин. Пусть и устраивает все по своему разумению.

Тайна № 1. Зачем Потемкину в Екатеринославе сразу две резиденции?

Ранние планы Екатеринослава достаточно неплохо известны исследователям. 6 октября 1786 г. Потемкин представил императрице на утверждение первый генплан города с документом «Начертание города Екатеринослава». В перечне зданий города на горе указаны и собор, и дворец генерал-губернатора, т.е. самого Потемкина. Кажется вполне логичным, что генерал-губернатор южных земель желал выстроить свой дворец на горе, где запланирован был и весь центр Екатеринослава.

Первые нестыковки начинаются с изучения первых же планов города. В утвержденном генплане Екатеринослава Клода Геруа 1786 г. никакого подобия современного Потемкинского дворца нет, зато «Дворец где Генерал Губернатор жительствует» обозначен в другом месте. Он должен был выходить фасадом на главную площадь, которая у Геруа занимала весь центр холма. Дворец генерал-губернатора расположен по плану в районе современных улиц Ворошилова и Фучика. В петербургском архиве автор статьи нашел в 1999 г. еще одну копию плана Геруа. На ней от этого здания «Дворца Генерал Губернатора» проведены четкие линии в сторону Днепра и рядом подпись «Дворец с каналами». Что за каналы? Новая загадка… Но на этом уникальном плане есть и… то здание, которое мы сейчас называем «Потемкинским дворцом». Оно обозначено одиноко стоящим на кромке холма. Дворец еще не окружен растительностью, но уже построен.

Когда же составлен этот план? В том же 1786 г., или в 1787 г., но не позднее, так как вскоре от плана Геруа отказались, он попросту перестал действовать, ему на смену пришел план Старова. Почему же на плане Геруа два дворца генерал-губернатора (Потемкина) и при этом «настоящий» как раз без подписи?

Из этого следует неожиданный вывод, что современный Потемкинский дворец первоначально не являлся «дворцом генерал – губернатора», как это принято считать. Такой «главный» Потемкинский дворец был запланирован в другом месте – на главной площади. Для чего тогда построили здание на кромке холма? И когда? Ведь получается, что на плане Геруа, только начавшем реализоваться, современный Потемкинский дворец уже стоит!

Самая логичная версия – то здание на кромке холма, которое мы называем сейчас Потемкинским дворцом, также строилось по мысли Потемкина, поскольку он курировал строительство всего города. Тоже личная резиденция, только «вторая»? А почему бы и нет! Первый дворец на площади – парадный, репрезентативный, второй – более камерный, решенный в стиле городской усадьбы. Но зачем?

Тайна № 2. Когда построен Потемкинский дворец?

Точная дата возведения дворца Потемкина в Екатеринославе всегда была предметом споров исследователей и до сих пор не определена. Историки архитектуры Н. Белехов и А. Петров – авторы самой известной книги об Иване Старове (1950) пишут: «Поездка Старова, состоявшаяся в августе 1787 года, связана с постройкой Потемкинского дворца в Екатеринославе… В том же 1787 году, или весною 1788 года, постройка была начата… закончена вчерне весною 1789 г.; летом того же года велись работы по его внутренней отделке». В массе историко-краеведческих изданий историки называют совершенно разные даты: чаще – 1789, реже – 1790 или даже 1786 (!) годы. То есть даже до основания Екатеринослава Екатериной 9 мая 1787 г. Газета «Екатеринославский юбилейный листок», выпускавшаяся к столетнему юбилею города в апреле-мае 1887 г., спрашивала своих читателей, были ли Потемкин с Екатериной во дворце, придерживаясь, очевидно, мнения, что дворец к этому времени будто бы был построен.

Есть другое мнение, что дворец ко времени смерти Светлейшего князя (1791) вообще не успели достроить. Однако такая точка зрения вызывает серьезные возражения. Скорее всего, «коробка» дворца к началу девяностых годов XVIII века уже стояла, здание было отделано снаружи, однако внутренние работы завершены не были.

Историк и краевед Валентин Старостин в книге «Столиця степового краю. Дніпропетровськ» (2004) высказал оригинальную версию происхождения дворца. Он считает, что дворец действительно строил Старов уже после путешествия Екатерины II, но... не на пустом месте. Он мог приспособить или реконструировать для этой цели некое предшествующее строение представительского типа.

Основания для такого заключения имеются. Во-первых, к приезду Екатерины II на вершине горы уже был сооружен целый городок из временных сооружений для приема императрицы и ее свиты. Его устроил многолетний помощник Потемкина Михаил Фалеев. Следы этого городка по сей день не обнаружены. Во-вторых, обращает на себя внимание совершенно удивительная планировка Потемкинского дворца. По сохранившимся материалам, весь главный объем дворца представлял собой один огромный зал, который, по отзывам свидетелей XIX века, «мог вместить в себя целый полк конницы». После реконструкции в середине XIX века зал перегородили, устроили холл и главный зал поменьше. Но остается вопрос: как можно было жить во дворце, который не имел передней, и в который с улицы попадали в огромный зал? Валентин Старостин делает вывод: вероятно, некий корпус, сооруженный для представительских целей (для приема императрицы), Старов был вынужден не строить, а перестраивать. Поэтому, гениальный архитектор был не свободен, и… «маємо те, що маємо».

К этому можно добавить другие очень интересные данные. В 1865 г. журнал «Русский Архив» опубликовал воспоминания М.Н. Лонгинова, жившего в середине XIX века в Екатеринославе. Описывая берег Днепра в районе Потемкинского сада, он, в частности, утверждал: «У этого берега, где Екатерина ступила на землю с галеры, на которой она плыла, стоит первый из тех каменных столбов, которые отсюда на дороге в Крым и по Крыму встречаются на каждых семи верстах и обозначают линию торжественнаго поезда по Новороссии и Тавриде безсмертной государыни в 1787 году. Сад примыкает ко дворцу Потемкинскому, разграбленному при Павле. Теперь это дом Екатеринославскаго дворянства, с огромной залой по средине». Описываемый столб – это однозначно первая «Екатерининская миля». Из источников известно, что Потемкин хотел устроить Екатерине грандиозный прием на горе, однако она сама нарушила планы своего любимца. Высадившись в Новых Кайдаках, Екатерина провела два дня там, а уже потом каретой перебралась на гору, где и положила первый камень в основание екатеринославского собора и поспешила на юг.

Из воспоминаний Лонгинова можно сделать удивительный вывод: Потемкин запланировал, что Екатерина подплывет непосредственно к Монастырскому острову и будущему Потемкинскому саду, высадится на берег, где уже стояла полусакральная первая «миля». Затем императрица должна была подняться к месту, отведенному под закладку собора. Не так ли был устроен «цивилизованный» подъем на гору от Днепра через современный парк Шевченко, который фиксируется уже на планах города начала XIX века? Сейчас это место восточнее ресторана «Маяк». В сталинское время именно здесь были богато украшенный террасы – спуск к Днепру, где желающих ожидал речной транспорт до островов. Сейчас здесь все заросло. А в 1787 г. Екатерина, видимо, именно здесь должна была высадиться, подняться на гору, и… возможно, отдохнуть в неком подобии путевого дворца.

Историки два века спорят: почему екатеринославские дворец и собор не оказались на одной оси, хотя это было запланировано еще планом Старова 1790 г.? Если Екатерина поднималась на гору с берега Днепра, ничто не должно было заслонять «царственный взор» по пути движения к вершине. Дворец не должен был преграждать дорогу императрице. Возможно, поэтому он находился сбоку. Однако пока это только предположения.

Тайна № 3. Кто архитектор Потемкинского дворца?

Сейчас во всех книгах и путеводителях архитектором екатеринославского дворца Потемкина называется знаменитый российский зодчий конца XVIII века Иван Старов. Однако мало кому известно, что эта точка зрения возникла и устоялась лишь пятьдесят лет назад. А до этого все издания десятилетиями повторяли, что автором дворца является совсем другой архитектор – Михаил Казаков, тоже знаменитый российский зодчий XVIII века. Так написано и в «Истории города Екатеринослава» Дмитрия Яворницкого.

Почему же возник такой «разнобой»? Главная причина – катастрофическая нехватка источников, которые могли бы пролить свет на детали строительства. Собственно, дворец в этом плане не уникален – вся ранняя история Екатеринослава очень плохо обеспечена источниковым материалом. Так вот – еще в первой половине XIX века считались утерянными проектные чертежи дворца, планы и фасады, да что там – «на месте» сохранялись только несколько копий планов города раннего периода. И только во второй половине ХХ века в архивах Ленинграда (Санкт-Петербурга) и Москвы удалось отыскать большое количество чертежей, дающих возможность проследить изменения в облике здания.

Логика ранних исследователей больше основывалась на общих утверждениях о том, кто строил Екатеринослав, чем на знакомстве с конкретными источниками. Каноническая история – после неудачи со строительством Екатеринослава Кильченского Потемкин приглашал сначала Михаила Казакова, а потом уже Клода Геруа и Ивана Старова, чтобы спроектировать новый Екатеринослав на Днепре. Видимо, поэтому архитектором первого дворца многие десятилетия считали Казакова.

Михаил Федорович Казаков был одним из знаменитых архитекторов «века Екатерины». Он прославился своим зданием Сената в Кремле, имеющим форму огромного треугольника, большую протяженность, строгий классический фасад, и массивный зеленый купол. Казаков строил также дворец в подмосковной усадьбе Екатерины Царицыно. Императрица, подобно ее соратнику Потемкину (а может, наоборот), часто проявляла «архитектурные капризы» – меняла придворных архитекторов. Казаков в Царицыне сменил другого гениального архитектора – Василия Баженова. Баженовский дворец Екатерина велела сломать, правда, казаковский ей тоже не понравился. Он так и не был обжит императрицей.

Потемкин, со свойственным ему размахом, проделал ту же процедуру с целым городом – Екатеринославом. Имеются смутные сведения источников, что сначала архитектором нового города был приглашен Казаков, который даже выполнил какие-то проекты (?!), но потом сказался больным (!) и уехал обратно в Москву. Дело об этом пока сокрыто в недрах архива древних актов в Москве. Потом Потемкин пригласил француза Геруа, тот сделал план города, проект собора, проекты утвердили, и… все равно иностранец чем-то не удовлетворил Потемкина. Князь, недолго думая, приказал в 1787 г. «выписать из Петербурга» своего, можно сказать, «проверенного» архитектора Ивана Старова, который до этого построил главную петербургскую резиденцию Потемкина – Таврический дворец. Теперь уже Старов выполнил новый проект и Екатеринослава, и дворца.

Чем не удовлетворил Потемкина Геруа – академик двух академий – Французской и Российской? Старов отказался от многого, что было заложено в плане Геруа. В плане Старова того «виртуального» дворца генерал-губернатора, что на площади (у Геруа) нет вообще. Нет и той площади. Потемкинский дворец Геруа исчез. Зато вся система городской застройки завязана на двух зданиях: кафедрального собора, того, что заложила в 1787 г. Екатерина, и «дома Его Светлости» или «Дома генерал-губернаторского». Только теперь главным и единственным Потемкинским дворцом стал… тот самый одиноко стоящий дом на кромке холма, обозначенный на одной из петербургских копий плана Геруа, пожелтевшей от времени.

***

Знаменитый генеральный план Старова, вернее, его трехлучевая система. Екатеринослав на горе – огромный равнобедренный треугольник. Новый дворец Потемкина – вершина всей планировочной композиции. От него расходятся три луча улиц. Линия, проведенная от «дома Его Светлости» к собору – является его медианой, биссектрисой и высотой. Если посмотреть иначе… гигантский глаз и… циркуль.

Часть II

Судьба распорядилась так, что первым заложенным зданием в Екатеринославе стал Преображенский собор, а первым построенным – Потемкинский дворец. Резиденция князя Потемкина, которого Екатерина II наградила полномочиями генерал-губернатора, а фактически некоронованного короля южных земель. Обустройство дворца с парком началось одновременно с проектированием Екатеринослава, и едва ли не раньше реального городского строительства. Потемкин вроде бы не успел побывать в своем дворце – умер в бессарабской степи. После этого здание не однажды перестраивалось, его успешно использовали дворяне, рабочие, студенты. Дворец пережил на своем веку немало потрясений, сменил многих владельцев и несколько раз менял внешний вид. История первого здания Екатеринослава, как и всего раннего города, очень запутанна и далеко не так понятна, как кажется на первый взгляд.

Южная столица для Империи и… лично для Потемкина

Итак, Потемкин, задумавший Екатеринослав, считал себя, по сути, главным архитектором нового города, как и всей Новороссии. Сам написал «Начертание города Екатеринослава», после которого профессиональным архитекторам оставалось только беспрекословно следовать указаниям Светлейшего князя. По очереди они рисовали новый город на планах, отводя главное место для застройки огромному нагорному пространству. Сначала Михаил Казаков (впрочем, это еще не доказано). Затем Клод Геруа. Его план и утвердила сначала Екатерина 13 октября 1786 г. Но, видимо, картина Екатеринослава в воображении Светлейшего князя не очень стыковалась с картинами нового города, нарисованными на первых планах. А может, у Потемкина эти картины сменяли одна другую. Сейчас уже трудно сказать, чем не удовлетворили поочередно представленные проекты привередливого Потемкина? В любом случае, князь сделал еще одну попытку и пригласил проектировать Екатеринослав «своего», любимого, архитектора.

Иван Старов только что закончил сооружение самой знаменитой потемкинской резиденции – Таврического дворца в Санкт-Петербурге. Между прочим, и тогда, и потом многие будут проводить параллели, и сравнивать Потемкинский дворец в Екатеринославе именно с Таврическим дворцом. Слишком много аналогий. Выдающееся значение этих двух княжеских резиденций. Подобный архитектурный облик зданий. Необычайная схожесть их планировки. Есть, правда, одна важная деталь. Таврический дворец Потемкин вынужден был строить на специально выделенном участке даже не в центре Петербурга, а на границе между собственно центром и периферийными районами. Что поделать! Не осталось в центре Петербурга конца XVIII века свободных больших участков земли. Расхватали предыдущие фавориты и царедворцы!

В Екатеринославе же блестящий ум Потемкина получил возможность начинать «с нуля». И в результате князь задал архитекторам кардинально иную планировочную ситуацию. Именно Потемкин – архитекторам, а не наоборот. Этот тезис прекрасно иллюстрирует история с расположением Потемкинского дворца на первых планах.

Строя формально третью, южную столицу огромной Российской империи, а на деле, стараясь «для себя», делая Екатеринослав столицей самых сокровенных чаяний, Потемкин не мог довольствоваться для своей резиденции участком на окраине. Наверное, когда Старов принимался за свой план, князь настоял на том, чтобы дворец разместился в самом центре города.

Что ж, гениальный архитектор блестяще справился с поставленной задачей. Старов гениально решил дилемму: что главнее – кафедральный собор, тот, что заложила в 1787 г. императрица Екатерина II, или дворец генерал-губернатора Новороссии, дворец Потемкина? Он не стал выделять что-то одно, а расположил здания на единой оси, и, более того, сделал эту ось главной в нагорной части. Вокруг и дворца, и собора, архитектор расположил красивые площади. Эта идея со временем реализовалась – появились площади Соборная (Октябрьская) и Дворянская (Шевченко).

Так в плане Старова вся система городской застройки завязана на двух зданиях: собора, и «дома Его Светлости» или «Дома генерал-губернаторского». Даже в этом «архитектурном дуализме» скрыта попытка установить баланс интересов – общеимперской политики, и лично потемкинских «начертаний». Если не… нечто большее.

Тайна № 4. Жилище Светлейшего Архитектора?

Человеку, знакомому с историей тайного знания и символами тайных обществ, план Старова действительно дает прекрасный материал для размышлений. Какие-то определенные выводы из всего этого делать крайне трудно, но информация очень необычная и заслуживает внимания.

Генеральный план Старова приобрел известность классическим воплощением так называемой лучевой системы планировки. Центральную нагорную часть города определяют три луча улиц. Вместе с четвертой линией Екатеринослав на горе – огромный равнобедренный треугольник. А вершиной всей планировочной композиции Старов сделал именно новый дворец Потемкина – тот, что в это время строился или уже был построен (точно неизвестно). От дворца расходятся три луча улиц. Линия, проведенная от «дома Его Светлости» к кафедральному собору – является медианой, биссектрисой и высотой гигантского треугольника. Гигантские… глаз и циркуль. Неужели всемирно известные масонские символы, положенные на язык архитектуры? Сразу оговорюсь, что существует масса литературы, посвященной так называемым «священным городам», начиная от глубокой древности, и заканчивая поисками зашифрованных информационных посланий в планировке и знаковых объектах современных Вашингтона или Парижа.

Екатеринослав строился действительно как знаковый центр, с большой долей сакралитета. В этом нет сомнений, хотя никто еще на анализировал тайную подоплеку символики раннего Екатеринослава. Однако наша задача – просто дать информацию для размышления. Если «пуститься во все тяжкие», то можно и будущую днепропетровскую «Браму» Дольника признать копией (или развитием темы) парижской Grand Arche (Большая Арка – знаменитый небоскреб П-образной формы). Да и дольниковским «Башням» в свете масонской темы можно придумать «сакральное» объяснение.

Огромный глаз в мировом масонстве символизирует тайное абсолютное знание, фактически верховное божество. Часто изображают глаз в пирамиде или над пирамидой - например, в гербе США. Циркуль – одно из главных орудий строителя, вольного каменщика (так называют себя масоны). Циркуль в масонстве – символ Великого Архитектора, (заменитель верховного божества), его еще называют Геометром вселенной. Еще одним известным предметом масонского обряда является молоток, его иногда изображают наложенным на центральную ось циркуля. Между прочим, если так интерпретировать старовский план, то рукоятью молотка будет как раз центральная ось – между собором и дворцом. А его металлическое навершие накладывается на… сам «Дворец Его Светлости».

Кстати, по поводу «Его Светлости»и «Светлейшего» князя. Такой титул Потемкина может указывать на его принадлежность к масонству. Однако какими-то достоверными фактами на сей счет наука пока не располагает. Что касается загадок натуры Потемкина – свидетельств масса.

Генерал-губернатор Новороссии действительно имел мессианские амбиции. И, надо сказать, у него на сей счет имелись достаточные способности. Потемкин с успехом играл роль «демиурга» (слово древнегреческого происхождения), творца, который в последней четверти XVIII века чуть ли не единолично определял основные параметры развития и перспективы всего Южного региона Российской империи. Да что там Новороссия – князь строил фантастические планы восстановления Византийской империи, наполненные не до конца понятной символикой. В жизни Потемкина чередовались периоды, когда любивший показную помпезность князь мог подолгу уединяться за чтением древних книг и усердно молиться. Упорство, с которым Потемкин выходил на новые жизненные этапы, заставляет думать, что он был подвержен некоей идее (идеям), раскрыть которую, наверное, дело очень трудное даже для специалистов. Остается вчитываться в его тексты и пристально рассматривать составленные по его желанию планы.

Почему Потемкин с таким упорством отстаивал идею построить город на гранитной труднодоступной безводной горе? А гигантский кафедральный собор? Принято считать, что в подражание святого Петра в Риме, хотя в потемкинском «Начертании» написано «в подражание Святаго Павла, что вне Рима». Ну, пускай не Петра, но Павла – собор этот второй по значению в Риме, гробница апостола Павла.

Какой храм, и какой город задумал возвести в приднепровских степях Потемкин? Какие аналогии с мировыми образцами градостроительства рождались в воображении Светлейшего князя, глядевшего на будущую Соборную гору? Ведь сохранились же его стихи, адресованные Екатерине ко дню закладки Екатеринослава 9 мая 1787 г., полные прозрачных намеков: «Из мертвых здании разбросанныя камни Последуя твому божественному гласу В приятной легкий строй Составят вновь Афины».

Центральная часть Екатеринослава уподобилась бы афинскому Акрополю; венчать же весь ансамбль был призван собор Преображения Господня, символизировавший преображение всего края. Значит, новые Афины на Днепре… Какую урбанистическую структуру и с какой целью собирал на Днепре «урбанистический демиург» Потемкин. Может, Иерусалим на Днепре? В позднее средневековье Иерусалимом на Днепре именовали Киев. Мог ли гигантский Преображенский собор теперь означать подобие легендарного Иерусалимского храма, великого Архитектора которого и символизирует глаз и циркуль?

В любом случае, можно с уверенностью считать, что во всех основных потемкинских проектах (Греческий проект, «Новороссия», Екатеринослав и т.д.) он сам отводил себе роль именно «демиурга» – главного инициатора и творца, определявшего основные направления, стремившегося подчинить все своей цели. Устроитель Новороссии, «отец-основатель» и настоящий «великий архитектор» Екатеринослава, «Его Светлость» князь Потемкин вполне мог облечь свои устремления в соответствующую символику (кстати, очень модную тогда). Эти вопросы требуют дальнейшего исследования и решения.

Тайна № 5. Как первоначально выглядел Потемкинский дворец?

Насколько загадочны проблемы интерпретации символов, настолько же загадочны более простые вещи. Например, каким был первоначальный облик Потемкинского дворца? Выше уже говорилось, что мы не знаем доподлинно ни точную дату сооружения дворца, ни его архитектора, ни его первоначальное назначение. Точно известно одно – здание было завершено строительством между 1789 и 1791 гг. (год смерти Потемкина) под руководством гениального архитектора Старова.

Первоначальные чертежи дворца, к сожалению, не сохранились. А современный вид дворца, тоже, к сожалению, очень далек от первоначального. Можно строить аналогии, намекая на сходство архитектуры екатеринославского дворца с Таврическим в Петербурге. Собственно, так оно и есть. По счастливой случайности, в петербургских архивах пятьдесят лет назад были обнаружены обмерные чертежи дворца, сделанные уже в начале XIX века екатеринославским губернским архитектором Насеткиным. Дворец тогда стоял уже в руинах. Было высказано предположение, что на чертежах Насеткина воспроизведен его первоначальный облик. Хотя стопроцентной уверенности, конечно же, нет.

Масштабное, но не огромное здание в стиле строгого классицизма, состояло из трех частей. Центральная двухэтажная часть в центре имела шестиколонный портик с треугольным фронтоном. Боковые части соединялись с центральной посредством галерей, которые со стороны площади были украшены открытыми колоннадами. Судя по чертежам Насеткина, можно сказать, что дворец, хотя и не был богато декорирован, должен был производить величавое впечатление.

О внутреннем убранстве Потемкинского дворца скажем чуть позднее, а пока вспомним еще одну тайну, наверное, самую известную из относящихся ко дворцу, но до сих пор не разгаданную.

Тайна № 6. Кто, когда и зачем устроил подземные ходы вокруг дворца Потемкина?

Вот уже двести лет будоражит умы горожан история о подземных ходах вокруг дворца «Его Светлости»…

Лучше всего об этом расскажут очевидцы – екатеринославские старожилы середины XIX века и академик-историк Дмитрий Яворницкий. Вспоминает жена регента архиерейского хора Александра Никитишна Молчанова: «В первые годы жизни моей в Екатеринославе мне не раз приходилось слышать, что из дворца Потемкина есть к Днепру подземный ход... В начале шестидесятых годов, когда новые обвалы провалья подошли близко к юго-восточному крылу дворца, тогда еще стоявшему в полуразрушенном виде, открылось отверстие подземного хода, выложенного из кирпича в виде арки; многие пробовали входить в него, но дальше 10 сажен не могли, потому свечи и фонари гасли и дышать было очень трудно. Когда я высказывала мнение, что это, должно быть, труба для отвода нечистот, то мне возражали, что такие трубы никогда не делались, что подобной трубе не нужно было бы давать изгибов, как здесь, и что она шла бы прямо из-под дворца, а этот ход шел сначала на юг, а потом поворачивал под прямым углом к Днепру.

До конца пятидесятых годов (XIX века – М.К.) не знали, что под средним корпусом дворца есть подвальный этаж, потому что со стороны сада земля возле дворца была высока и скрывала под собой двери; а когда одним летом жил во дворце предводитель дворянства г. Миклашевский, то эту землю приказано было срезать, чтобы возле дома развести цветник; и тогда были открыты двери в подвальный этаж, в одной из комнат которого, говорят, было найдено какое-то старое оружие и два скелета».

Академик Дмитрий Яворницкий в «Истории города Екатеринослава» (написана в 1937 г.) тоже упоминает о подземном ходе: «в 1914 году, во время прокладки канализационных труб в городе Екатеринославе, возле дворца Потемкина открыт был на глубине сажени подземный ход, в котором можно свободно двигаться человеку во весь рост. Свод сложен из кирпича типа XVIII века. Под ходом открыта была ниша, сложенная уже из дикого камня, в которой можно только сидеть или же стоять не во весь рост, а на коленях. Провал в подземный ход был обнаружен как раз против парадных дверей дворца. Он идет к западу, параллельно саду, и к востоку, где теряется в глубоком овраге. Как велик тот ход и что в нем находится, неизвестно. За неимением средств на основательное обследование того хода, был снят лишь небольшой план его, помещенный в местном историческом музее».

Что можно добавить к этим любопытным историческим свидетельствам? Тайна устройства и предназначения ходов так и не разгадана. Чертежи ходов до наших дней не дошли. Подвалы дворца до сих пор не исследовались, и, как знать, может подземный ход, построенный по заказу «Светлейшего» (или хотя бы его часть) сохранился до наших дней?

История уже построенного Потемкинского дворца полна загадок не меньших, чем история его проектирования и строительства. Так все-таки: для чего предназначался дворец Светлейшего, и зачем нужны были подземные ходы? Успели ли достроить дворец перед смертью Потемкина? Куда делось богатейшее внутреннее убранство дворца, о котором сохранились воспоминания современников? Почему дворец полвека простоял в руинах, а все проекты его восстановления оказались не реализованы? Почему никто не спасал потемкинский архив, хранившийся во дворце? И сколько реконструкций пережило это здание на своем веку? Читайте дальше.

Часть III

Судьба распорядилась так, что первым заложенным зданием в Екатеринославе стал Преображенский собор, а первым построенным – Потемкинский дворец. Резиденция князя Потемкина, которого Екатерина II наградила полномочиями генерал-губернатора, а фактически некоронованного короля южных земель. Обустройство дворца с парком началось одновременно с проектированием Екатеринослава, и едва ли не раньше реального городского строительства. Потемкин вроде бы не успел побывать в своем дворце – умер в бессарабской степи. Дворец пережил на своем веку немало потрясений, сменил многих владельцев и несколько раз менял внешний вид. Его успешно использовали дворяне, рабочие, студенты… История первого здания Екатеринослава, как и всего раннего города, очень запутанна, и далеко не так понятна, как кажется на первый взгляд.

Городская усадьба Потемкина с английским парком

Некоторые тайны дворца Потемкина при близком рассмотрении не являются тайнами. Обилие открытых террас, стиль здания, близкий к южному, да и вход «с улицы», без передней, можно попытаться объяснить тем, что Потемкинский дворец был городской усадьбой. То есть, как бы стоял в центре города, но имел признаки усадебной жизни, с ее более размеренным ритмом.

Тем более, что «за спиной» у дворца Потемкин приказал разбить превосходный парк «в аглинском вкусе», как любили тогда говорить. На месте фруктового сада казака Лазаря Глобы, которому князь заплатил за участок, по слухам, или 500 или 3000 рублей. Неплохие по тогдашним меркам деньги.

Английский сад – пейзажный парк. Внешне все было устроено так, чтобы максимально походить на дикую природу. Но за каждой растительной картиной стоял кропотливый труд садового мастера. В Екатеринославе над парком трудился Уильям Гулд – любимый садовый архитектор Потемкина, приехавший в Россию из Британии. Он создал сад Таврического дворца и большую часть садов, которыми Потемкин насадил очень много пунктов южного путешествия Екатерины II.

Английский сад Уильяма Гулда в Екатеринославе занимал всю северную сторону холма, вплоть до гранитных скал на побережье (благоустроенная набережная появилась гораздо позже, в шестидесятых годах ХХ-го века). Документы свидетельствуют, что Гулд успел закончить основные работы по сооружению английского парка до смерти Потемкина. Были устроены две уникальные оранжерея с заморскими деревьями, стоявшие в глубине парка (в районе современного ресторана «Маяк»). Таким образом, дворец с парком вполне можно рассматривать как в целом завершенный дворцово-парковый ансамбль резиденции генерал-губернатора Новороссии.

Что касается подземных ходов… Подземные ходы были отличительной «изюминкой» многих усадебных парков XVIII века. Романтический идеал усадьбы имел такой вид – усадебный дом, обширный парк, пруд, на пруду остров (можно и не один). И по всему парку – павильоны. Обязательно павильон или какая-нибудь романтическая колонна на острове. Так вот, своеобразный неписаный кодекс требовал, чтобы от усадебного дома проходили сразу несколько подземных ходов. Один ход обязательно шел от усадебного дома в сторону пруда, а мог соединять и с тем самым павильоном на острове. В этом не было особой необходимости на случай опасности. Просто такими играми развлекались хозяева усадьбы и их гости. В загородной усадьбе Павла I Гатчине, недалеко от Петербурга, прекрасно сохранился подземный ход, проложенный от дворца к пруду. Возле пруда ход заканчивался специальным гротом «Эхо». В гроте имеется дверь, можно выйти, сесть на лодку и отправиться в небольшое плавание. Этот ход в Гатчине сейчас открыт для посещения целыми группами туристов.

Возможно, именно такие ходы были проложены в городской усадьбе князя Потемкина. Судя по воспоминаниям, цитированным выше, какая-то часть их шла к Днепру. Очень может быть, что там, в скалах, был устроен грот, а может, тайная пристань, чтобы, сев на лодку, переправиться на Монастырский остров. Жаль, что правды мы никогда не узнаем наверняка…

Тайна № 7. Успели ли достроить дворец перед смертью Потемкина?

Вернемся к перипетиям судьбы самого дворца. Никаких документов, характеризующих процесс строительства здания, не сохранилось. Во второй половине 1787 г. строительство дворца уже проходило. Традиционно считается, что к 1789 г. Потемкинский дворец был окончен «вчерне», и начались работы по его внутренней отделке. А вот когда закончились эти работы, точно мы сказать не можем. Да и закончились ли? В принципе, за два года должны были бы и завершиться.

Вот интересный фрагмент – из описания Екатеринослава 1796 г., чудом сохранившегося в петербургском архиве: «генерал-губернаторский дом одноэтажный длиною на 55 саженях [1 сажень – 2,134 м – М.К.] оконченный постройкою в 790 году [имеется в виду 1790 г. – М.К.] по плану данному покойным Генерал Фелдмаршалом князем Григорием Александровичем Потемкиным Таврическим, покрытой шеливанкою... По неимению при сем доме никаких служб в зимнее время жить в нем никак нельзя, да и с начала построения его остается он праздным. По обширности же в нем залы, производятся одни только дворянские выборы в летнее время».

Это путь к разгадке. Вероятно, дворец окончили все-таки в 1790 году. Что значит “оконченный постройкою”? Включать сюда интерьеры или нет? Неизвестно. Однако, раз при дворце не было “служб”, то есть хозяйственных построек подсобных помещений, то он и оставался “праздным”. Значит, дворец Потемкина нельзя считать вполне “оконченным постройкою”.

Тайна № 8. Бывал ли Потемкин в своем екатеринославском дворце?

Точно ответить на этот вопрос очень сложно, но большинство исследователей склоняются к отрицательному ответу. Тому есть весомая причина – Потемкин, только что основав Екатеринослав, уже с осени 1787 г. был очень сильно занят на Юге. Турция объявила России войну, сопровождавшуюся большими жертвами, и князь был вынужден почти неотступно находиться в действующей армии как главнокомандующий.

Со временем стало ясно, что Россия одерживает стратегическое преимущество в этой войне, и внимание князя и правительства стала привлекать черноморская полоса. В 1789 г. основан Николаев, в 1794 г. (уже после смерти князя) – Одесса. Теперь финансы и строители шли сюда. В Екатеринославе еще при жизни Потемкина хорошо почувствовали эту обделенность «высшим вниманием». Потемкин старался, помогал, от его имени действовали губернские чиновники, но эффект был уже не тот.

В начале 1791 г., словно предчувствуя скорую смерть, Потемкин ненадолго возвратился в Петербург. Он дал блестящий праздник в Таврическом дворце, который вошел в историю как апофеоз придворных торжеств времен екатерининского царствования. Но сведений о том, что князь посещал Екатеринослав в последние годы жизни – пока найти не удалось. Проскальзывающую иногда в газетах информацию о том, будто бы Потемкин закатывал пиры в своем (выходит недостроенном) дворце, подтвердить очень трудно.

«С начала построения его остается он праздным…». Потемкинский дворец в руинах

Князь Потемкин внезапно скончался в октябре 1791 г. Смерть его стала началом конца многих его начинаний, а для Екатеринослава она открыла длительный период застоя и упадка.

При Павле I дворец хотели вовсе разобрать. Но Потемкинский дворец все-таки сохранился и вошел в историю как первое каменное здание Екатеринослава. Но… Крыша и перекрытия обрушились, местные жители разнесли по домам часть вещей, частично выломали паркет. Погибла лепнина на внешних фасадах. Одиноко стоял большой дворец без окон и дверей у края обрыва над рекой… А парк начал зарастать, и вскоре уже напоминал настоящий лес. От оранжерей не осталось и следа. Только в 1835 г. к одинокому дворцу на вершине горы добавился Преображенский собор, и уже после этого вершина стала активно застраиваться.

Причины того, что великолепное здание пришло в руины, – не являются тайной. Это и недостройка, отсутствие технических и коммунальных служб, и смерть владельца. Город не мог содержать такое здание.

Тайна № 9. Куда делось имущество Потемкинского дворца?

Имущество княжеской резиденции бесследно исчезло. В короткую эпоху Павла I в 1797 г. приказано было “все строения во всей губернии остановить”, а все материалы для построек продать. Дворцовые оранжереи были проданы в 1798 г. за 1039 рублей. В 1887 г. в газете «Екатеринославский юбилейный листок», издававшейся к 100-летнему юбилею города, появилась такая заметка: «мы имели случай видеть у К.Л. Бабушкина двое часов, стен. и стол. принадлежавших в свое время князю Потемкину и находившихся в екатеринославском дворце его. Часы эти, по смерти князя, перешли в собственность домоправителю его дворца г. Клевцову, а затем поступили к бывшему екатеринославскому архитектору Насет(д)кину, от родственников котораго приобрел их г. Бабушкин. Из английских надписей на циферблате видно, что часы сделаны в Лондоне в конце XVIII века. Механизм одних часов может наигрывать мотивы шести различных танцев. Часы около четырех аршин вышиною [аршин – 0,7 м – М.К.], имеют футляры и ходят правильно до сих пор, т.е. около ста лет». Судьба всего имущества дворца навсегда осталась загадкой.

Тайна № 10. Почему Потемкинский дворец простоял в руинах почти 50 лет?

Почему же дворец так долго никто не восстанавливал? Главная причина – екатеринославцы ушли из «верхнего города», и очень долго туда не возвращались. Только когда в 1835 г. освятили Преображенский собор, жизнь и на горе стала понемногу налаживаться. В 1837 г. Николай I подарил дворец с садом Екатеринославскому дворянству. Он был реконструирован и превращен в дом дворянских собраний. Вроде бы, все ясно. Но есть довольно странные факты. Как, например, то, что в начале XIX века один за другим выдвигали несколько проектов восстановления здания. Но все они оказались не реализованы.

Власть, теперь уже местная, хотела спасать положение. Что она могла предложить? Приспособить здание для высших государственных целей? Однако огромный дворец именовали: «состоящий в Екатеринославе генерал-губернаторский дом, в котором не было никакой надобности по части гражданской». Министерство внутренних дел (которому принадлежал дворец после смерти Потемкина) пыталось избавиться от него, передав… духовному ведомству для размещения семинарии. Однако архиепископ постоянно отказывался, мотивировав как его отдаленностью от города, так и его ветхостью, требующей капитальных вложений. Упоминалось и неудобство расположения комнат во дворце.

Екатеринослав в это время срочно нуждался в новых помещениях для губернских присутственных мест (говоря современным языком, областной государственной администрации). В декабре 1809 г. екатеринославский губернский землемер Неелов представил проект реконструкции дворца под присутственные места губернии. Этот проект не прошел. В 1811 г. свой проект перестройки дворца с той же целью предложил знаменитый столичный архитектор Василий Петрович Стасов. Интересно, что этот проект даже получил «апробацию», то есть был утвержден в 1817 г., но, опять же, не реализован. Где-то в конце двадцатых – начале тридцатых годов XIX века вопрос о дворце попытались включить в повестку дня. Теперь цель была скромнее – перестройка под семинарию. Автором проекта был малоизвестный архитектор Дмитрий Торопов. Но и этот проект провалился.

Единого ответа на загадку про руины нет. Вроде бы и деньги были, да желания не было. Высоко, далеко, народ ходить не будет. Так мотивировали в первой половине XIX века решение строить Преображенский собор не на горе, а в низинной части. Видимо, та же мотивировка сыграла свою роль и здесь.

«В пустом доме духовные завели вертеп»

А за то время, пока представляли и даже «апробовали» новые проекты… Потемкинский дворец окончательно пришел в руины и служил… лишь бесплатным постоялым двором для учащихся местной духовной семинарии.

Старожил Николай Рындовский, вспоминал в 1887 г.: «Когда я приехал в Екатеринослав, в 1826 году… бывший дворец князя Потемкина… и три небольших каменных дома [по нынешней ул. Ворошилова – М.К.] представляли одне стены с отлично сохранившеюся на них, особенно на доме князя Потемкина, штукатуркою, без крыш, потолков, полов и балок. Дворец князя Потемкина в этом состоянии, а равно и сад при нем, – который ничем не был огражден и никем не оберегался и не охранялся, – служил для многих лиц духовного ведомства безплатным постоялым двором: обыкновенно лица эти, приезжая в Екатеринослав к 15-му июля за детьми своими, обучавшимися в семинарии и духовном училище, чтобы взять их на вакации домой, останавливались в развалинах дворца Потемкина, въезжали с лошадьми и повозками в поросшие густым и высоким бурьяном залу и смежные комнаты и там находили для себя удобный и безплатный приют, а лошади их безвозбранно паслись в саду». В 1827 г. даже случился следующий курьез.

Казначей архиерейского дома (находился на южном склоне горы), иеромонах Иосиф доносил екатеринославскому архиепископу Феофилу, что «он услышал как-то близ дома покойного князя Потемкина необыкновенный шум и отправился туда. Едва он стал приближаться, как вдруг бывшие близ землянки, стоявшей около того дома, люди, по внешнему виду духовного звания, прибывшие по своим делам в Екатеринослав и остановившиеся с повозками своими под помянутым домом, бросились бежать. На месте же остались три женщины, которые заявили, что они вместе с одной старушкой живут в той землянке и занимаются продажей разного рода съестных припасов».

Архиепископ Феофил обвинил консисторию, которая «допустила своего рода ставленническую ярмарку с ежедневным базаром и с подозрительными торговками. В пустом доме духовные завели вертеп». «Приезжая по разным своим делам в город, они вместо пристойных в городе квартир крыются, яко враны в нырища, в руинах княжеского дома. Сегодня же подать список духовных и запретить».

Удивительно, что при таких методах хозяйствования Потемкинский дворец не разрушился окончательно. Уже в середине XIX века он был восстановлен и при этом перестроен. Дальнейшая судьба дворца не менее интересна. Здесь заседали дворянские собрания, основывались музеи, работали временные госпитали, проводился археологический съезд. Капитально реконструированный дворец во время войны разрушили и снова восстановили. Но тот ли это был дворец? Окончание в следующем номере.

Часть IV

Судьба распорядилась так, что первым заложенным зданием в Екатеринославе стал Преображенский собор, а первым построенным – Потемкинский дворец. Резиденция князя Потемкина, которого Екатерина II наградила полномочиями генерал-губернатора, а фактически некоронованного короля южных земель. Обустройство дворца с парком началось одновременно с проектированием Екатеринослава, и едва ли не раньше реального городского строительства. Потемкин вроде бы не успел побывать в своем дворце – умер в бессарабской степи. После этого здание не однажды перестраивалось, его успешно использовали дворяне, рабочие, студенты. Дворец пережил на своем веку немало потрясений, сменил многих владельцев и несколько раз менял внешний вид. История первого здания Екатеринослава, как и всего раннего города, очень запутанна и далеко не так понятна, как кажется на первый взгляд.

Тайна № 11. Почему никто не забрал из дворца Потемкина его архив?

Из истории дворца первой половины XIX века осталась еще одна «маленькая» тайна, о которой обмолвился в своих мемуарах Андрей Михайлович Фадеев. Он служил чиновником Екатеринославской конторы Попечительного комитета об иностранных колонистах на юге России и прожил в Екатеринославе с 1815 по 1834 годы. Цитата: «На горе красовались развалины Екатеринославского собора и Потемкинского дворца. Я застал его уже с поврежденною крышею, без окон, без дверей; одна комната была завалена бумагами, составлявшими Потемкинский архив при управлении его Новороссийским краем.

Никто об этом архиве не заботился и даже при дворце не находилось ни одного караульного. Я из любопытства несколько раз рылся в громаде бумаг и находил интересные черновые письма, писанные самим кн. Потемкиным к разным лицам, переписку его секретарей с губернаторами и проч. Через несколько лет этой груды бумаг, в которой, без сомнения, нашлось бы много любопытного, уже вовсе там не существовало, а только клочки их валялись, рассеянные по саду, окружающему дворец». Почему никому не пришло в голову просто охранять эти ценнейшие исторические документы или перенести их куда-нибудь? Этих подробностей мы уже не узнаем никогда. Остается только удивляться.

Руины великокняжеских чертогов

Что стало с великолепной потемкинской резиденцией за почти сорок лет бесхозяйствования? Мемуары первой половины XIX века рисуют картину мрачную и одновременно романтическую. Например, отрывок из воспоминаний литератора А.Ф. Воейкова, посетившего Екатеринослав в 1825 году: «Я не мог более стоять на одном месте и не прошел, а пробежал по мосту, по улицам, по площади, никуда не заходя, ничего не видя, прямо на гору к полуразрушенным чертогам великолепного князя Тавриды. Старый инвалид впустил меня в дом, отпер двери в сад и оставил меня одного в пустых, пространных комнатах, где паук развесил свои ткани и сквозь обрушившуюся кровлю сияло яхонтовое небо».

Еще один очевидец, Ф.Ф. Вигель, в 1827 году, увидел примерно ту же картину: «В расстоянии четверти версты (от места закладки собора), по склонению горы к реке, находился Потемкинский дворец; он состоял из одной залы, которую легко можно было бы обратить в огромный манеж, да из двух комнат по бокам, из которых каждую можно было бы назвать пребольшой залой; мелких комнат было немного. Все это было без полов, без окон, без дверей, и дождь капал сверху сквозь дырявую деревянную крышу…». Нужно было срочно что-то делать. И спасение пришло в виде… воли монарха.

Царский подарок Николая Первого

В 1837 г. император Николай I посетил Екатеринослав, увидел руины и… подарил дворец Потемкина, вернее то, что от него осталось, екатеринославскому дворянству. Трудно сказать, был ли это сознательный подарок городу к его 50-летию (со дня закладки первого камня императрицей Екатериной и приближенными на горе)? Хотя вряд ли это было простое совпадение.

Дворец капитально реконструировали, он стал губернской резиденцией екатеринославского дворянства. Вплоть до самой революции 1917 г. здесь располагались канцелярии губернского и уездного предводителей дворянства. Тут же заседали дворянские собрания, решались вопросы дворянского сословного управления.

Уже цитированный Ф.Ф. Вигель, снова посетивший Екатеринослав, с удовлетворением отмечал, что Потемкинский дворец приобретен попечением губернского предводителя дворянства, барона Антона Романовича Франка, отделан хорошо и просто и служит дворянству для выборов и для его увеселения.

Тайна № 12. Кто и как провел первую реконструкцию Потемкинского дворца?

Как и по какому проекту восстановили Потемкинский дворец в середине XIX века? Никаких чертежей и строительной документации на сей счет пока на обнаружено. Точно известно, что после первой реконструкции новый дворец стал уже не похож на тот, первый потемкинский. В путеводителях стыдливо пишут, что дворец восстановили «с изменением его первоначального плана». Кардинально изменилась планировка, поменялся и внешний вид – вместо портика на главном фасаде появился балкон.

Во время реконструкции использовали все, что осталось от первоначальной отделки. Из письма академика-слависта Измаила Срезневского от 1832 г. мы знаем, что кое-что все-таки сохранилось: «Мы заходили и в развалины Потемкинского дома. Крыша уже разрушена, полы также, но штукатурка еще сохранилась и превосходная лепная работа».

Впечатления от уже реконструированного дворца особенно хорошо передают строки из книги Григория Титова «Письма из Екатеринослава», изданной в Одессе в 1849 г.: «Дом этот возобновлен, или лучше перестроен, с небольшими изменениями своего прежнего плана. В нем особенно замечательна зала по своей обширности. При перестройке дома она сокращена или перегорожена стеною; но и теперь служит предметом удивления для всех, кто бывает в ней; а в первобытном своем виде она могла бы вместить в себе целый полк конницы…».

Потемкинский дворец и Крымская война

Время шло, и новые неспокойные времена вносили коррективы в процесс дворянского «увеселения». В эпоху Крымской войны (1853 – 1856) в Потемкинском дворце устроили госпиталь. Хотя ареной боевых действий было Причерноморье, Екатеринослав стал главным тыловым центром. Здесь устроили основную базу госпиталей. Через сотни километров везли «транспорты» с ранеными. Сестра милосердия Крестовоздвиженской общины Екатерина Михайловна Бакунина вспоминала, как по приезде в Екатеринослав в 1855 г. нашла в городе госпитали в 23 домах и в том числе во дворце: «Потемкин дом тоже был в лучшем положении; только почти здоровые и готовые ехать дальше спали на полу на тюфяках, а другие имели койки.

Какие превосходные залы в этом здании! Везде висят большие люстры; все напоминает Таврический дворец в Петербурге». «Снова было нам много хлопот с транспортами, которые опять начали приходить очень часто. Как только мы узнаем, что ждут транспорт, то я с двумя или тремя сестрами отправлялись в Потемкин дом с чаем, с сахаром, с булками, с бельем. Но мы могли переменять только самым слабым и тем, которым это было совершенно необходимо. Можно себе представить, каково было белье на больных, когда более месяца они его не переменяли!». Так дворец Потемкина, после десятилетия дворянских собраний, вновь увидел картины «простой» народной жизни.

Главный «дом собраний» Екатеринослава

Значение Потемкинского дворца в жизни старого Екатеринослава вышло далеко за рамки «дворянского дома». Кто только не «квартировал» в этом здании за многие десятилетия! В 1849 г. в Екатеринославе открылся первый «общественный музеум». Где? В Потемкинском дворце! Долгое время (до 1866 г.) не было в городе своего здания для богослужений евангелическо-лютеранской общины. Где они проходили? Во дворце! Где власть устраивала главные официальные торжества по случаю каких-либо праздников? Во дворце! Кстати, в 1887 г. тут прошла официальная часть празднования 100-летнего юбилея Екатеринослава.

В 1899 г. в Екатеринославе открылось первое высшее учебное заведение – Высшее горное училище (впоследствии Горный институт, сейчас Национальный горный университет). Своего здания не было. В Потемкинском дворце принимали вступительные экзамены, здесь же проводили лекции первые несколько лет, до постройки собственных корпусов.

Осенью 1905 г. в Потемкинском дворце заседал ХІІІ Всероссийский археологический съезд – для своего времени самый представительный исторический форум.
Главные выставки и концерты – тоже во дворце! В 1910 г. – выставка местных художников, а в 1914 г. – выставка художников-передвижников.

В начале XX в. в «Потемкинском доме», кроме местных дворянских выборов, успели провести несколько выборов в Государственную Думу Российской империи от дворян Екатеринославской губернии.

И… опять госпитали! Три раза во времена военных конфликтов (Крымская война 1853 – 1856 гг., Первая мировая война 1914 – 1917 гг., Революция и Гражданская война 1917 – 1920 гг.) дворец приспосабливали под временный военный госпиталь. В русско-турецкую войну 1904 – 1905 гг. здесь находилась мастерская по пошиву обмундирования для солдат. В 1915 г., во время Первой мировой войны, Потемкинский дворец посетил последний российский император Николай II.

Во время революционных событий 1917 – 1921 гг. дворец сохранил свой внешний вид, изменилось его назначение. Домом дворянских собраний он, по понятным причинам, быть уже не мог. Дворец заселили новые хозяева жизни – рабочие. Он стал Домом отдыха рабочих имени Ильича и исправно выполнял эту функцию до прихода немцев в 1941 г.

Тайна №13. Какой дворец отстроили после Великой Отечественной войны?

Казалось, раз Потемкинский дворец уцелел во время революции, значит, старейшему зданию города ничего не угрожает. Однако во время военных действий 1941 – 1943 гг. дворец не просто пострадал, а был фактически разрушен. Сохранились фото, на которых мы видим только коробку центрального объема и более-менее сохранившиеся боковые части. От прежнего дворца остались только стены и колонны.

Власти решили восстановить здание. Однако захотели кардинально перестроить руины, в соответствии с современными запросами. Решено было превратить новое здание во Дворец студенчества.

В 1952 г. дворец окончательно отстроили по проекту архитекторов А.Б. Баранского, С.П. Глушкова и инженера А.А. Мучника. Но тот ли это был дворец? Фактически на руинах старого дворца возвели качественно другое здание. Дворец полностью утратил свой первоначальный вид. По всей площади основного корпуса появился еще один этаж. Вместо легкого одноэтажного балкона в середине фасада – шестиколонный коринфский портик высотой в два этажа. Такой же портик – на парковом фасаде, куда пристроили и массивную парковую лестницу. Сделали открытые лоджии на парковых фасадах обоих флигелей. Все фасады декорировали статуями строителей коммунизма. Во фронтоне главного портика долго находился двойной профиль – Ленина – Сталина. А перед дворцом посреди большого бассейна появился большой красивый фонтан с фигурами студентов.

Трудно оценить однозначно эту реконструкцию. С одной стороны, город получил новый социально и культурно значимый объект, приспособленный к изменившимся запросам. С другой стороны, можно было восстановить дворец в приближенном к первоначальному виде. Историки архитектуры (И. Бурлаков и др.) в начале 1950-х гг. пытались протестовать, ссылались на исторические источники, правда, безуспешно.

В 1952 г. открылся первый в Советском Союзе «Дворец культуры студентов», в 1961 г. его назвали именем Юрия Гагарина. Сперва он принадлежал областному совету профсоюзов. А после реконструкции 1985 – 1993 годов, когда основную тяжесть взял на себя Днепропетровский государственный (теперь – национальный) университет, дворец передали на его баланс. Теперь здесь тоже своеобразный «дом приемов», лицо вуза. Здесь проводятся научные конференции, защита диссертаций. Во дворце квартируют десятки музыкальных коллективов – так что об «увеселениях» никто не забывает.

«Если в настоящее время Потемкинский дворец и не поражает нас ни своей отделкой, ни своей величавостью, то не следует забывать того, что он стоит уже 150 лет и за свое долгое существование пережил много» – писал в 1937 г. в «Истории города Екатеринослава» Д.И. Яворницкий. Сейчас прошло уже 220 лет с момента возведения дворца. Созданный как городская усадьба одного владельца – князя Потемкина, дворец в Екатеринославе – Днепропетровске стал зданием с очень широкими социально-культурными функциями.

Старейшее здание Екатеринослава – Днепропетровска, пережив немало на своем веку, сегодня находится в хорошем состоянии. Единственная реальная угроза Потемкинскому дворцу – геологическая. Склон главного холма, на котором возвышается дворец, постепенно «ползет» вниз. Неустойчивы и склоны бывшей «Архиерейской балки», на дне которой располагается стадион. Восточная часть дворца покрылась трещинами, причем они заметны как снаружи, так и внутри. Не очень удачное сходство с другим знаменитым дворцом – Ливадийским. Будем надеяться, что легендарный Потемкинский дворец устоит, и его не придется восстанавливать еще раз «по новой».

Максим КАВУН

Предоставлено: Недвижимость в движении

История города:

Ст. Піонерська. Дитяча залізниця у парку Чкалова,
1950-е гг.
Автор: Дитячі залізниці
» Темы о городе:
- Архитектура
- Символика города и области
- Город по кусочкам
- Заметки о городе
- История города
- История улиц и зданий
- Исторические карты
- История городского транспорта
- Знаменитые люди города
- Исторический календарь

copyright © gorod.dp.ua, ЧАО Сегодня Мультимедиа, ТРК Украина
Все права защищены. Использование материалов сайта возможно только с разрешения владельца.

О проекте :: Реклама на сайте